Война на Донбассе унесла тысячи жизней, и окончательный перечень ее жертв продолжает расти. Но не меньше горе тех, чьи родные или близкие пропали без вести — им приходится ждать, искать, терять или находить надежду — и все это в специфических украинских реалиях

Читайте Знай в Google News!

Репортажем о судьбе людей, которые разыскивают или разыскивали пропавших на Донбассе лиц, делится издание Hromadske к Международному дню пропавших без вести. 

"Мне снилось, что отец вернулся и нужно всем об этом рассказать"

Популярные статьи сейчас

Рак груди оборвал жизнь молодой львовянки, трое ангелочков остались сиротами: "Мамочка, как мы без тебя?"

Во Львове маршрутчик зажал ногу пассажирке: "Еще бы голову засунула"

Наталья Могилевская блеснула стройной фигурой, украинцы поражены: "Прям цветете"

Звезда "Лисапетного батальона" поведала о борьбе с онкологией: "Нет никакой надежды"

Показать еще

Лариса и Алина Резник снимают квартиру в серой пятиэтажке.

"Я переехала из Первомайского в Покровск в сентябре 2015-го. Нужно было искать работу, зарабатывать деньги. Через три месяца сюда приехала и мама. Она не смогла жить в доме, где все напоминает об отце", — рассказывает 30-летняя Алина.

"В тот день, 6 сентября 2014-го, все было как обычно: я помогла Сергею собрать вещи на работу, открыла ворота, чтобы он уехал. Правда, он попрощался со мной не так, как всегда, смотрел на меня долго, обнял и даже ничего не сказал. Я его перекрестила, он уехал. Но потом вернулся за пропуском. И все-таки сказал в своем стиле: "Лара, гараж закрой!"".

После этих слов Лариса успокоилась и начала заниматься привычными домашними делами, как раз был сезон консервации. 

В девять вечера Лариса вышла на поле, забралась на плиты, чтобы поймать связь и поговорить с мужем. Но трубку взял не Сергей.

С Ларисой говорил другой человек, он спрашивал, откуда в Сергиевой машине карты, кем он работает. Женщина объясняла, что ее муж — агроном, а на картах обозначены поля, на которых он работает.

""Не звони сюда больше", — сказал тот человек. Я просила отпустить Сергея. "Отпущу. Больше не звони"".

"Как будто сквозь землю провалился, - говорит Алина, - хотя украинские военные, которые тогда стояли в Первомайском, говорили, что знают отца, знают, что он агроном. Так называемый комендант нашего села вообще убеждал, что он скоро вернется "на своих колесах"".

"А я тогда много спала, потому что мне снилось, что отец нашелся и надо срочно всем позвонить и рассказать», — говорит Алина. 

За шесть лет дело об исчезновении Сергея вели несколько следователей. 

Сначала они сами нам звонили и спрашивали, есть ли новости, вернулся ли Сергей. И каждый раз удивлялись, когда мы отвечали, что нет. А сейчас даже звонить перестали". 

 

"Смирись с тем, что это его кости, и похорони их"

Екатерина Гайденко тоже потеряла без вести отца-Игоря Гайденко, который работал прорабом на заводе. 

Катя здесь живет со своим мужем, дочкой и мамой. 

"В течение последних двух лет папа не жил с нами. Он ушел к другой женщине, у них родился сын. Но мы все равно с ним каждый день общались, я знала об отце все. Мы были командой еще с детства».

18 июня 2014 года Катя видела папу в последний раз.

Они временно выехали в село Студенок в Харьковской области, пока Славянск был оккупирован. Катя жила у маминых родственников, отец с семьей — у своих. 

Вечером к Кате позвонила папина жена и сказала, что с ним нет связи. Мол, он поехал в Славянск за молоком для сына, сказал, что проезжает последний блокпост по дороге домой, и больше его телефон не работал.

Сперва мужа в Славянске искала жена. Через неделю она собрала вещи и вместе с детьми уехала в Винницкую область. 

В сентябре Катя вернулась в освобожденный Славянск и сама начала поиски. Снова написала заявление в полицию, потому что предыдущую якобы не зарегистрировали, публиковала в соцсетях фотографии отца и его автомобиля. Год девушка не имела никакой информации, никто не мог сказать, куда делся ее папа.

Неожиданно ей позвонил незнакомый мужчина и сказал, что видел в лесу у въезда в Славянск отцовскую машину. Девушка сразу туда поехала. 

"На машине не было колес, вокруг выросла трава, рядом валялось папино обувь, игрушка его сына, обшивка из машины и пробитое пулей лобовое стекло, заклеенное скотчем». 

Еще через несколько месяцев Кате позвонил другой мужчина и сказал, что в том же лесу, недалеко от машины отца, под ветвями нашли кости. Катя вместе с полицией снова поехала на то место.

«Пока я перебирала и собирала кости в пакет, ничего не осознавала. А когда достали папину барсетку с документами, паспортом, началась паника. Судебно-медицинские эксперты спрашивали меня потом про простреленный череп, который мы там нашли: "похож?"Что я могу сказать, если там только зубы и волосы?",- вспоминает Катя.

"Я просила откопать те кости, чтобы сделать экспертизу. А вдруг? Нашла копателей, собрала все справки, разрешения. И на последнем этапе в полиции мне ответили, что в морге нашли еще какую-то кость и теперь с ней проводят исследования. И вот я опять уже год жду".